Незамысловатая история города Окленда...

(СОТНИ ВУЛКАНОВ)

Интересно, что городской совет, также впрочем, как и другие страны, наступили на серьёзнейшие грабли в плане организации общественного транспорта: в 1882 году, аж на 21 год, передали в концессию в частные руки трамвайный извоз (ещё на лошадях). Не прошло и нескольких лет, как о себе громко заявило электричество, а бизнесмены, предлагавшие совету заменить лошадиную тягу на современные трамваи, были вынуждены до конца срок кусать себе локти. И только когда концессия кончилась лошади были заменены. Опыт с трамваями заставил городской совет с особым вниманием обсуждать на будущее все вопросы, связанные с общественными нуждами, и ни в коем случае не торопиться отдавать в подряд важные для города услуги.

Общественная жизнь стала понемногу бурлить и побулькивать, наравне с прогрессом, который двигал и менял всё практически за несколько лет. В частности, это касается широкого использования электричества. Уже в 1908 году была построена электростанция, сжигала она простой мусор, затем её заменили на более современную, на угле, и к 1918 году в городе насчитывалось аж восемь тысяч частных потребителей электричества (в основном света в домах).

И смех, и грех, порой невозможно поверить, но границы города изначально были определены в одну квадратную милю. Разумеется, город эту территорию достаточно быстро перерос и натолкнулся на сопротивление уже других советов, окружающих город посёлков и деревень, тоже между прочим муниципальных ответвлений. Их сопротивление не входить в город быстро ломали за счёт уговоров подсоединиться к общим для города транспортным системам, водоснабжению, электричеству и т. д. Началось добровольное поглощение пригородов, алчно разинувших рот на блага цивилизации. Так на этой волне в 1901 году возникло даже движение за Великий Окленд, но с ним упорно и долго воевали почти все без исключения муниципалы окрестностей. Вот странно, да, но многие предпочитали топить дровами, доставать воду из колодцев, сваливать сами знаете что в выгребные ямы – лишь бы не подключаться к городской системе поземельного налогообложения (и за это иметь эти самые блага!). За несколько довоенных лет (до первой мировой) только половина пригородных посёлков соизволила влиться в город, остальные предпочли оставаться в «невестах» и на карте оставались «независимыми» от Окленда, гордо нося свои местные имена. Тем не менее, к 1917 году население Окленда достигло 70 тысяч человек.

В 1921 году Городской Совет Окленда пышно отпраздновал своё пятидесятилетие, по праву считая себя «мотором» развития города. Достижения были налицо: в городе было всё, что могла предоставить цивилизация на тот момент. А во время войны совет был очень даже патриотичным, за что получил от прессы ласковое название «Тётушка Салли».

Таким образом, можно однозначно считать, что несколько поколений работяг из городского совета сумели из необратимого хаоса никем не регулируемого поселения сотворить организационное чудо, построив то, что ныне считается великолепием градостроения в Новой Зеландии.

И стало в городе много-премного людей!